Подпольный облигационер: «Не было хорошего дефолта, когда забрали деньги и не вернули»

«Да, я действительно избавился от большинства высокодоходных облигаций в своем портфеле, оставив только отдельные, максимально понятные для меня истории» — такое признание опубликовал недавно Сергей Нужнов, автор телеграм-канала «Подпольный облигационер». В продолжение каминг-аута, Boomin поговорил с частным инвестором, который сначала поставил все на красное, а сейчас решил забрать фишки со стола.

Подпольный облигационер: «Не было хорошего дефолта, когда забрали деньги и не вернули»


— У вас есть канал — «Подпольный облигационер», какое-то время участвовали в создании «Мозговика», а еще и ведете блог на smart-lab. Вы везде придерживаетесь очень «аккуратной стратегии» — не найти рекомендаций, достаточно мало оценки, вы преимущественно собираете факты. Почему решили завести свой канал?

— Все правильно. Изначально я этот канал создавал по просьбе нескольких моих хороших знакомых, которые стали инвестировать в ВДО, а читать такие чаты, как Angry bonds, PRObonds, где несколько тысяч сообщений в день собирается, им было тяжело и лень.

А я всем этим занимался, и они попросили меня создать канал, куда бы я добавлял какие-то очень важные и интересные события, которые им нельзя пропустить, которые могут сказаться на общей рыночной ситуации. 

Я создал канал, изначально он задумывался для 10-20 человек моих знакомых, но потом Тимофей Мартынов решил его пропиарить на Смартлабе, туда добавилось достаточно большое количество людей, у меня появилась определенная ответственность и пришлось писать, что мне, если честно, не очень нравится, поскольку я вообще не люблю «обязаловку». Пишу я нечасто, стараюсь освещать какие-то знаковые вещи, как какой-то дефолт, условно говоря, или непрохождение оферты — только о тех событиях, которые лично меня заинтересовали.

— А как вы вообще связаны с ВДО?

— Вообще никак, вот вообще. У меня нет экономического образования, от экономики максимально далек, по образованию я химик, а работал вообще в компьютерном бизнесе. Но, при всем этом, у меня всегда в жизни была накопительная модель поведения — у меня всегда были вклады, я копил деньги, как-то их инвестировал в рамках своих знаний.

В 2014-м году, когда со вкладов нас стали фактически изгонять, появился термин «серийный вкладчик» и Банк России начал с такими как я активно бороться, я понял, что мне надо искать что-то похожее на вклад, но не вклад, а, возможно, нечто более интересное в плане процентов. И тогда я пришел на биржу, начал, естественно, с ОФЗ, потом стал смотреть корпоративные облигации, а потом уже увидел ВДО в том виде, в котором они тогда были.

Там не было компаний малой капитализации, а были компании, так называемые «падшие ангелы»: условный «Мечел», условный «Геотек». Первая бумага из сектора ВДО, которую я купил — облигации банка «Русский стандарт». 

Вроде бы крупный банк, у меня в нем были вклады, все было примерно понятно, я понимал, что это хороший, надежный банк, по тем временам. Меня, конечно, поразило, что эмитент, фактически, один и тот же, но такая катастрофическая разница в доходности.

Мне, конечно, все это стало интересно, я начал рыть, копать. Тогда в интернете был единственный форум, где писали про ВДО — это МФД. Ветка так и называлась: высокодоходные облигации. Я туда пришел, абсолютно не понимающий, стал читать, разбираться, вникать, и достаточно быстро поднаторел. Начал смотреть отчетности, понимать что-то. 

И потом, когда развился рынок ВДО в нашем понимании, у меня уже был определенный опыт работы с «падшими ангелами» и я новые облигации принял с большим интересом. У участников форума было неприятие мелкого бизнеса на бирже, все привыкли к «падшим ангелам», а мне наоборот, стало интересно, понравилось. И я, с самых первых эмитентов, которые появились, стал активно интересоваться, разбираться, смотреть отчетности, рыть.


К 2015-му году огромная доля средств у меня все еще находилась во вкладах, а потом вклады начали перетекать на брокерский счет. На те деньги, которые туда попадали, я брал более рисковых эмитентов. 

— А как вы принимали решение о том, какую именно бумагу нужно купить? На что внимание обращали: на инфоповоды, на новости или какие-то показатели?

— Я всегда смотрел отчетность. Основные критерии, которые меня интересовали: выручка, прибыль, объем долга, соотношение долг/EBITDA, выручка/ EBITDA. Все по классике. Основная идея заключалась в том, чтобы компании хватало выручки хотя бы на беспроблемное обслуживание своего долга.

Если я видел, что выручка значительно превышает платежи по долгу, то в нее можно инвестировать. На начальном этапе у меня был такой подход. Дальше я уже развивал методику, смотрел, кто бенефициары, чем этот бизнес занимается, не было ли у него сложностей в прошлом — такое, более глубокое копание, скажем. Но на начальном этапе смотрел отчетность в примитивном смысле, и, на ее основании принимал решения.

— Сейчас вы вышли из многих компаний, многие облигации продали, существенно сократили долю. На какие показатели и почему вы обращали внимание, принимая решения о закрытии позиций?

— У меня на максимуме было порядка 25 эмитентов в портфеле. В идеале я хочу оставить 3-5 интересных историй, а все остальные продать. В кризис первое, от чего избавился — это бумаги компаний, которые были заперты на карантине. Эти эмитенты, которые прямо кричали: «избавься, продай в первую очередь!».

Во вторую очередь надо было смотреть, у кого дальше возникнут проблемы. Сейчас я активно избавляюсь от МФО, потому что считаю, что у них будут серьезные проблемы с невыплатой займов в ближайшее время, так как многие люди потеряли работу.

Дальше буду избавляться от лизинга. У них еще есть какой-то небольшой временной запас, но им тоже будет тяжело потому что мелкий и средний бизнес не очень хочет платить по лизинговым договорам. Понятно, что у них есть залог, но не очень понятно, какого он качества. Поэтому там, возможно, тоже будут сложности. Это то, от чего я активно избавлялся.

А оставить я планирую компании с маленьким долгом и достаточным количеством денег на счету. У них, скажем так, есть жирок. Думаю, что кризис они переживут. Если по именам, то это «ПЮДМ», «С-Инновации», «ММЦБ» и «Светофор». Это компании, у которых не очень большой долг, большой кэш, понятный бизнес, и я не жду у них каких-то проблем. Это я наверняка оставлю.

— Как вы оцениваете сегодняшний рынок высокодоходных облигаций? Беря во внимание все события с «Дэни колл», «Каскадом» и «Кисточки Финанс»?

— Я участвовал в одной из оферт «Дэни колл». Сейчас там происходит что-то непонятное для меня. «Кисточек» у меня не было никогда. «Каскад» был, я его начал распродавать несколько месяцев назад. Он был не очень ликвидный, я его понемногу распродавал. И на новости, что они не прошли оферту по коммерческим облигациям, у меня оставалось несколько десятков штук. Я на такой существенной новости смог их продать в районе 97-98%, что говорит о том, что это крайне неэффективно. Я реализовавшийся риск смог погасить практически без убытков — это уникальная халява.

Сегодняшний рынок ВДО кажется мне совсем неэффективным рынком. Рынок ВДО — это рисковое вложение. Риск может реализоваться, а может нет.


Если мы пришли на рынок ВДО, купили бумажки и риск не реализовался, то мы заработали. Если случилось так, что риск реализовался, то мы потеряли, но были к этому готовы. Сейчас получается, что риск реализовался, а потерь нет. Вот этого я не понимаю вообще. Опять за это кто-то платит. Я пока не понимаю, кто, но это все очень странно.

Почему так высоко стоят сейчас «Кисточки» и «Каскад»? Потому что народ реально не пуган. Не было хорошего дефолта, когда у вас забрали деньги и не вернули.

Был риск, что у «Дяди Дёнера» будут сложности с офертой, нет, на оферту ничего не принесли — все выдохнули и успокоились. Все думали, что «Каскаду» хана, «Каскад» тоже выкрутился, все успокоились.

Логически понятно, что дефолты не приходятся на сам пик кризиса, они не случаются в тот день, когда начался кризис. Все равно есть временной лаг, у компании есть какой-то жирок, который они готовы прожирать месяц-два-три-четыре.

Но потом жирок кончится, и, если ситуация не выровняется, дефолты все равно будут, возможно, кто-то даже купон не сможет выплатить. Сейчас у нас «оттепель ВДОшная» наступила, эмитент появился, появилась возможность, биржа зарегистрировала выпуск, на следующий день его надо засунуть и попытаться продать, потому что время уходит. Наверное, так. Я могу ошибаться, но я так это вижу.
Любая домохозяйка, любой человек с улицы может распечатать таблицу со списком эмитентов, взять дротик, кинуть туда, купить, и что бы ни произошло, выйти в плюс, причем, в хороший, обгоняя безрисковую ставку в два, а то и в три раза.

Мне кажется, так не бывает. По крайней мере, на эффективных рынках точно. Наш рынок находится в стадии жесткой неэффективности, и, рано или поздно, он придет к нормальному состоянию. Риск свое возьмет, и мы увидим переоценку всех эмитентов, как я это вижу. Вот еще одна причина, по которой я ухожу — это хорошая возможность уйти с деньгами.

— Про частных инвесторов. Закон о квалификации инвесторов снова начали активно обсуждать в СМИ, критиковать. Уже обозначились сроки по принятию закона — весна 2021 года. В ходе нашего разговора стало понятно, что вы относитесь к такому законодательному предложению настороженно.

— Он плохой, но не катастрофичный. Я не жду, что там будут руины, но в ликвидности мы, наверное, потеряем. А также потеряем в неэффективных покупателях, про которых я рассказывал — в условных домохозяйках, которые загоняли цену на 110%, которые создавали неэффективность рынка. Они уйдут, рынок будет эффективнее, на нем будет тяжелее спекулятивно зарабатывать. Это плохо, но не катастрофа. Будет много профессиональных зубров, которым не удастся «втюхать» по 110%, а у кого-то откупить по 50% на какой-то панике или наоборот, на эйфории. Там будут более умные люди, более взвешенные, как я это вижу.

Рынок — это же конкурентная среда, и там один человек должен обыграть другого. Один инвестор должен быть чуть хитрее, чем другой. И тогда его шансы заработать значительно выше. В этой парадигме обыграть институционала, у которого есть инсайд, который владеет большей информацией и ресурсами, наверное, будет гораздо сложнее.


— Возвращаясь к вашему портфелю, бОльшая доля осталась все также в облигациях?

— Уже нет. Частично, деньги от продажи ВДО я вложил в акции. У меня есть подозрения, что мы можем двинуться по инфляционному сценарию, а акции в это время наиболее хороши. Сидеть в стопроцентно облигационном портфеле во время растущей инфляции — это, пожалуй, худшее, что может быть, поэтому хотя бы так. Я посчитал, что я просто должен какую-то долю разбавить акциями.

Я еще с 2014-го года ждал кризиса, когда дадут возможность купить акции дешево. Когда все начало падать, я купил нефтяной сектор, весь нефтяной индекс собрал. Посчитал, что для нашей страны кризис, в первую очередь, нефтяной, поскольку цены на нефть обвалились, я подумал, что надо брать нефтяные бумаги, потому что цены, рано или поздно, восстановятся. Там был элемент такого идеального шторма — сошлось все вместе: упали цены в отрицательную зону, отменили дивиденды, в ОПЕК мы сделали серьезные сокращения. И я не вижу, что может пройти еще что-то худшее для нефтяных компаний. Все плохое, что только можно, уже случилось. В этой ситуации лично мне покупать было не страшно. Я купил процентов на 30 от портфеля.

Сейчас это все изменения. Совершенно недиверсифицированный портфель.

— Доходность такого портфеля должна была сильно измениться.

— Да, я подвел итоги полугодия, посчитал разные части. У меня разбито, сколько я на ВДО заработал, и сколько на спекулятивной части портфеля, куда относятся акции, спекуляции на валюте. За полгода спекулятивный портфель выиграл значительно. По портфелю ВДО за полгода у меня получилось 8,1% (16% годовых), а по спекулятивному получилось 17,6% (35,2% годовых). Мой переход в акции на данном этапе оправдан. А кто был прав, итоги года покажут.

— И последний вопрос: верите в рубль?

— Мне кажется, что история доллар/рубль отыграна. Мы небольшую девальвацию уже получили, когда сходили на 80, дальше нас ждет какой-то «боковичок» — 65-70 в широком диапазоне. Я не жду никаких 100, даже 90 не жду. Я думаю, что так мы и останемся. Это связано с моими ожиданиями по нефти. Я в нее верю и надеюсь, поэтому акции нефтяные и купил. К концу года, думаю, что где-нибудь плюс-минус как сейчас, может быть, чуть-чуть ниже, может быть, 66-65.

Найти похожее по тегам:

Выберите интересующие вас параметры:

Сбросить все

Комментарии (2)

  • Алексей Туркин

    Алексей Туркин

    06.06.2020 00:58:25
    Спасибо, интересно и логично товарищ рассказывает.
  • Виктор Бондаренко

    Виктор Бондаренко

    07.06.2020 05:24:00
    Похоже, нас затягивают в акции опять )
Оставить коментарий

Возможно, вам будет интересно:

Рейтинг 500 самых продаваемых франшиз в России

Рейтинг 500 самых продаваемых франшиз в России

Портал Businessmens.ru опубликовал рейтинг франшиз по итогам 2020 года. Заметен явный курс на снижение цен. Средняя сумма вложений у лидеров рейтинга в прошлом году составляла 20,3 млн рублей, теперь она не превышает 15,6 млн рублей. Подвинув «Пятёрочку», прошлогоднего лидера, на вершину взлетела франшиза маркетплейса Wildberries. В десятке лучших оказались Ozon и СДЭК, выросли аптечные сети и дискаунтеры.
Третий эшелон: итоги торгов за март

Третий эшелон: итоги торгов за март

Аналитики Boomin собрали информацию об итогах торгов ценных бумаг третьего эшелона за прошедший месяц. Средняя доходность находится на уровне 12%. Чьи облигации торговались ниже номинала, а чьи не сдавали позиций, кто из эмитентов стал лидером по доходности, а кто по котировкам и по количеству сделок за торговый день — обо всем в интерактивных графиках.

Популярные бизнес мнения

Тенденции на рынке разделятся на до и после Послания Президента

На последней состоявшейся пресс-конференции Эльвира Набиуллина обозначила старт ужесточения денежно-кредитной политики. Рынок получил сигналы о том, что повышение ставки не будет единичным, и в ближайшее время продолжится.

Пришло время флоатеров

В пресс-релизе Банка России по итогам заседания Совета директоров от 12 февраля 2021 года отмечалось, что в рамках базового прогноза мегарегулятор будет определять сроки и темпы возврата к нейтральной денежно-кредитной политике.

Популярные события:

Раскрыта отчетность за 2020 год ООО «Транс-Миссия»

По итогам 2020 года выручка эмитента выросла на 119%, а EBITDA увеличилась на 58% относительно 2019 года.

На новой стекловаренной печи «Сибстекла» идут пусконаладочные работы

В рамках реализации масштабного инвестиционного проекта по строительству новой печи на предприятии отрабатывают технологические режимы стекловарения (для увеличения удельного съема стекломассы), формования и отжига изделий.