Алексей Закревский: «Для наших заказчиков мы, прежде всего, мощный инфраструктурный партнер и IT-компания»

«МаксимаТелеком» известна инвесторам как крупная телекоммуникационная компания, которая многие годы специализировалась на предоставлении wi-fi-доступа в столичном метро, но мало кто знает, что это всего лишь малая часть масштабного бизнеса. Эмитент давно работает как крупный разработчик IT-решений и программных продуктов для «умных городов» и производственных предприятий. Первый заместитель генерального директора — финансовый директор компании «МаксимаТелеком» Алексей Закревский в интервью Boomin рассказал о работе компании в новых экономических реалиях, планах развития новых сегментов бизнеса, динамике котировок облигаций, а также перспективах прохождения оферты в 2023 г.

null

— На каких ключевых направлениях сейчас сконцентрирована компания? Какие драйверы роста вы можете отметить?

— «МаксимаТелеком» начинала с предоставления услуг связи, но сейчас телеком — это уже скорее историческая часть бизнеса. Изначально это был wi-fi-доступ в городском транспорте и на объектах транспортной инфраструктуры. Сейчас он занимает достаточно небольшую долю от общего объема услуг. Основное направление нашей работы — это предоставление цифровых и платформенных решений для «умного города», транспортной системы, городского хозяйства. Эта сфера исторически у нас была очень сильна и сейчас продолжает оставаться в приоритете. Если говорить про текущий год, очень активно развиваются направления, связанные с внедрением решений на основе отечественных систем управления предприятием класса ERP (Enterprise resource planning) и управления производством, так называемых MES-систем (Manufacturing execution system).

Сейчас мы выступаем именно поставщиком решений, а не телекоммуникационной компанией — наш бизнес давно вышел за эти пределы. «МаксимаТелеком» перешла к новой бизнес-модели, которая объединяет три роли: архитектор, интегратор и оператор цифровых решений. Это значит, что наши заказчики получают комплексное решение или сервис.

С точки зрения структуры, наш бизнес делится на два сегмента: операторский и инфраструктурный, или, как мы его еще называем, интеграторский. Операторский бизнес, о котором мы начали говорить, включает привычный для многих пользователей и пассажиров доступ к Wi-Fi в метро и наземном транспорте, а также на крупнейших столичных городских площадках и объектах, где мы выступаем единым оператором сети. Инфраструктурный бизнес — это всё, что связано с нашими проектами для городских и промышленных заказчиков, внедрением цифровых решений и платформ на основе технологий Индустрии 4.0.

— Если говорить о стратегии развития, была ли она скорректирована после начала спецоперации на Украине, или же этого не потребовалось? Какие стратегические приоритеты вы можете отметить?

— События, связанные с СВО, действительно сильно повлияли на наш бизнес: мы увидели огромный потенциал роста в связи с уходом западных игроков. Именно они дали серьезный толчок к развитию компании. За это время мы вышли на новые высококонкурентные рынки: стали работать с крупнейшими отраслями российской экономики, такими как горная добыча, дискретное производство. Всё это стало возможным благодаря тому, что появилась потребность в решениях российских компаний, таких как, например, 1С. То же самое произошло и с MES, и рядом других систем и оборудования, когда поддержка и продажи со стороны западных игроков прекратились. Мы занимаемся внедрением в управление производственными предприятиями российских информационных систем (ERP и MES) — и это как раз то самое импортозамещение, о котором столько говорится в последнее время, причем в самом лучшем его проявлении.

Конечно, без негативного эффекта тоже не обошлось: произошло изменение цепочек поставок. Но такого сильного влияния, как на других игроков, на наш бизнес это не оказало. Во многом благодаря тому, что мы изначально были ориентированы на работу с Китаем и другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона. При этом мы продолжаем диверсифицировать каналы поставок: в последние месяцы наладили взаимодействие с альтернативными поставщиками.

— А что касается транспорта — в этой сфере были какие-то изменения после 24 февраля?

— Как я уже говорил, наши основные поставки и до конца февраля шли с Восточной Азии. Что касается оборудования, мы активно взаимодействовали и продолжаем это делать с российскими производителями. Сами же системы, связанные с управлением городским транспортом, были нашей собственной разработки. Поэтому не могу сказать, что что-то кардинально изменилось. Мы продолжаем оставаться надежным поставщиком цифровых решений и активно двигаемся вперед в этой области.

— Кто ваши основные клиенты? Насколько диверсифицирован ваш клиентский портфель? Над какими ключевыми проектами вы сейчас работаете?

— Сейчас основное развитие у компании в сегменте B2B, хотя исторически сильное присутствие в B2G так же сохраняется. Для нас B2G — это, прежде всего, муниципалитеты и городское хозяйство.

Сейчас мы вошли в совершенно новые для себя отрасли, и это способствовало существенному изменению структуры бизнеса. Мы значительно нарастили портфель B2B, при этом активно продолжаем развивать B2G. Выручка только за первую половину 2022 г. сопоставима по размеру с выручкой всего 2021 г. — то есть мы выросли в два раза.

В сегменте B2B «МаксимаТелеком» давно сотрудничает с компанией «Трансмашхолдинг»: наши цифровые сервисы еще на этапе производства имплементируются в подвижной состав. Сейчас в Москве запущены поезда отечественной сборки «Москва2020» с нашими бортовыми сервисами: экранами для информирования пассажиров, Wi-Fi и другими системами. На поездах «Иволга» на МЦД (Московские центральные диаметры. — прим.) тоже доступны наши бортовые сервисы. Одним из недавних проектов в этом сегменте стала комплексная автоматизация в ООО «Новая Горная УК». Это как раз примеры, которые иллюстрируют наше сотрудничество с B2B сектором.

Отдельное направление работы компании — платформы объективного контроля. Это отдельный класс решений, достаточно востребованных, в том числе, отраслевыми заказчиками и городским управлением. Например, наши IT-решения используются рядом муниципалитетов в автоматизации снегоуборочного процесса. Сама карта решений и продуктов для отраслей позволяет закрывать практически любые потребности заказчиков: от IT-инфраструктуры до задач промышленной безопасности и сквозной цифровизации производства.

— Какие финансовые результаты продемонстрировала компания в первом полугодии 2022 г.? За счет чего удалось добиться улучшения показателей?

Мы ожидаем двукратного роста показателей по итогам года, и это взвешенный прогноз, так как была проведена серьезная подготовка. Уже заключенные контракты позволят нам увеличить выручку в 2022 г. В 2021 г. мы создали серьезные заделы на будущее — по развитию наших продуктов и пресейлу.

Причины такого стремительного роста я уже затрагивал — это и новые отрасли, в которые мы вошли, и новые продукты, которые мы развиваем, и сложившиеся на рынке условия, которые открыли для нас окно возможностей. Понятно, что рост выручки транслируется и на прибыль, и на другие ключевые показатели, плюс компания демонстрирует существенное улучшение кредитных метрик.

— Давайте поговорим о потенциальных рисках, которые существуют в вашей отрасли. Испытывает ли компания сейчас дефицит в IT-специалистах? Видите ли вы риски в том, что многие разработчики уехали из России? Как вы решаете кадровую проблему?

— Сейчас много пишут о том, что IT-специалисты уезжают из России, но мы видим обратную картину. На нашем рынке наблюдается приток новых кадров, и довольно серьезный. Уход западных игроков высвободил серьезный кадровый потенциал в тех отраслях, где мы работаем, и мы активно его используем. Это первый момент. Второй — это то, что мы стали более интенсивно работать в области развития HR и привлечения талантов: активно развиваем сотрудничество с вузами, открыли собственную программу стажировок — это уже дало весомый результат.

— С какими вузами работаете?

— Мы сотрудничаем с двумя ключевыми вузами. Во-первых, это факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ. Во-вторых, это Российский университет транспорта (РУТ МИИТ). Там есть отдельное направление по подготовке специалистов по работе с данными и разработке IT-решений для управления транспортной инфраструктурой. Мы активно развиваем сотрудничество с этим вузом в направлении беспроводных систем связи для транспорта, привлекаем оттуда стажеров. У нас успешно работает система наставничества, когда наши эксперты делятся знаниями с пришедшими на стажировку в компанию студентами. Здесь мы преследуем стратегическую цель — эти молодые специалисты затем могут стать нашими сотрудниками. Мы заинтересованы в привлечении талантливых перспективных молодых людей.

— Вы упомянули то, что компания серьезно перестраивает бизнес. Есть ли в ваших планах ребрендинг?

Сейчас компания трансформирует бизнес-модель, выходит в новые рыночные вертикали и будет менять позиционирование. Мы прекрасно понимаем, что «МаксимаТелеком» во многом ассоциируется с лидером рынка публичного wi-fi-доступа, и многие инвесторы знают нас именно с этой стороны. Но это, как я уже отмечал, только малая часть нашего бизнеса. Для наших заказчиков мы, прежде всего, мощный инфраструктурный партнер и IT-компания.

Поэтому наша задача в работе над репозиционированием — максимально полно осветить все аспекты деятельности компании.

— Насколько компании близка ESG-повестка? Сейчас мнения разделились: кто-то ее окончательно похоронил, а кто-то продолжает верить в ее светлое будущее и даже получает ESG-рейтинг...

— Конечно, мы не являемся основным игроком с точки зрения экологической повестки, но те решения, которые мы предлагаем для транспортной инфраструктуры, для «умных городов» и городского хозяйства, играют важную роль с точки зрения окружающей среды и устойчивого развития городов. В ее основе — развитие сервисной составляющей и цифровых платформ для управления городскими процессами на разных уровнях. Например, наш проект, связанный с мониторингом вывоза снега в Москве. Его смысл в следующем: когда на снегоплавильные пункты приезжают самосвалы со снегом, полностью отслеживается объем, который они привезли. Есть системы объективного контроля, которые не допускают какого-либо несоответствия. Это позволяет контролировать объем вывозимого снега и эффективно управлять всем процессом в масштабах города. Еще один интересный проект, который тоже вносит вклад в экологическую повестку и экономику совместного использования, связан с развитием сервисов по аренде велосипедов как экологически чистого средства передвижения. Здесь мы выступаем в качестве разработчиков системы, которая позволяет отслеживать местоположение арендованных велосипедов, используемых для передвижения по Москве.

Во многих наших проектах высока доля не только «зеленой», но и социальной составляющей. Мы вносим вклад в комфорт и безопасность городской среды. Наш бизнес так или иначе нацелен на конечного потребителя, который получает полезные сервисы. Например, пользователь с помощью нашего приложения может выбрать вагон метро в час пик с меньшим количеством пассажиров и более комфортно провести поездку. Мы также ориентируемся на принципы устойчивого развития в бизнес-процессах, создании комфортной рабочей среды для сотрудников, развитии человеческого и интеллектуального капитала внутри компании.

Столица заинтересована в устойчивом развитии. Наши технологические разработки, платформы, решения, которые мы предлагаем, органично встраиваются в этот процесс. В результате их внедрения, в том числе, более эффективно происходит управление городским развитием и повышается качество жизни.

— Какие факторы, по вашему мнению, влияют на волатильность котировок облигаций «МаксимаТелеком»?

— Мы видим здесь исключительно спекулятивные факторы. Реальных процессов, которые могли бы объяснить то, что сейчас происходит на рынке (интервью проводилось до объявления частичной мобилизации в РФ. — прим.), мы не видим. Есть некие слухи — исключительно спекулятивного характера.

Прозрачность для инвестиционного сообщества для нас — не пустой звук. Еще два года назад мы перешли на публикацию отчетности по МСФО. В этом году компанией был выпущен детальный годовой отчет. Что касается корпоративного управления — мы ничего не сокращали, а только наращивали. Например, продолжает свою активную работу совет директоров. И мы планируем двигаться в этом ключе дальше.

Что особо важно, динамика финансовых показателей у нас положительная, все обязательства мы выполняем. Надеемся, что со временем все еще раз убедятся, что мы полностью соблюдаем все обязательства перед владельцами облигаций, раскрываем всю информацию, увидят хорошие результаты нашей работы по итогам года.

— Каковы причины изменения показателей (в худшую сторону) работы компании в 2021 г., которые повлияли на оценку аналитиков АКРА и привели к понижению кредитного рейтинга?

— У нас два кредитных рейтинга — НКР и АКРА. Для нас было большой неожиданностью, когда в середине 2022 г. АКРА решило вернуться к результатам 2021 г. и пересмотреть рейтинг. Как я уже, отмечал, 2021 г. мы готовили заделы на 2022 г., прежде всего это продуктовое развитие, пресейл — всё то, что уже дало отличные результаты. Да, действительно, в 2021 г. уровень выручки был несколько ниже 2020 г., но по факту в первом полугодии 2022 г. мы сделали сопоставимые цифры со всем 2021 г.

— Видите ли вы риски, связанные с обслуживанием выпусков облигаций? В частности, насколько компания готова к прохождению оферты в 2023 г., которую АКРА отмечает в качестве одного из факторов риска?

Оферта у нас в июле 2023 г. До нее еще достаточно времени. И мы исходим из того, что самое лучшее, что мы как эмитент можем сделать для ее успешного прохождения, это продуктивно работать в 2022 г. и показать хорошие результаты. Всё это реально, поэтому каких-либо опасений у нас предстоящая оферта не вызывает.

— Есть ли у компании планы по размещению новых выпусков?

— Выпуск облигаций во многом был обусловлен вложениями в развитие нашей инфраструктуры в предыдущие годы. Сейчас у нас уже нет необходимости ее наращивать, поэтому кредитный портфель компании не увеличивается. Мы используем проектное финансирование, это выражается в том, что мы зачастую работаем с отрицательным оборотным капиталом, то есть расплачиваемся с нашими поставщиками, когда получаем деньги от наших заказчиков. Это позволяет нам держать уровень кредитной нагрузки на том уровне, на котором он находится сейчас. Тем не менее, у нас открыты кредитные линии в российских банках, это позволяет оперативно финансировать наши проекты, когда это необходимо. Пока мы исходим из того, что в ближайшей перспективе не видим необходимости в дополнительных долгосрочных заимствованиях.

Мы не исключаем возможности выхода на IPO, но пока определенных планов нет. Если рынок будет активно развиваться в этом направлении, то, возможно, в 2023 г. мы вернемся к этому вопросу. По крайней мере, наши стандарты информационной прозрачности, корпоративного управления и отношения с финансовыми партнерами позволят достаточно быстро запустить этот процесс.

— Чего вы хотите достигнуть в трехлетней перспективе?

— Мы верим, что работаем в очень перспективном сегменте рынка, и считаем, что он будет привлекательным в ближайшие несколько лет точно. Планируем и дальше расширять портфель IT-решений и для «умных городов», и для транспорта, и для различных отраслей промышленности. Сложившаяся в российской экономике ситуация — потребность в новых цифровых решениях, импортозамещение — позволяет нам быть уверенными в достижении всех поставленных целей.

Еще одна область, которую мы активно развивали и сейчас ожидаем, что она «выстрелит», это Большие данные. Мы развиваем партнерство с «Газпром-Медиа Холдингом», предоставляя IT-компетенции и возможности нашей инфраструктуры. С 2014 г. мы работали с данными, прежде всего с профилем потребления и монетизацией. Сейчас выходим в сегмент анализа больших технологических данных, который широко востребован в управлении при принятии решений. Те компетенции, которые были наработаны, оказались востребованы и здесь. Потенциал, который есть у компании, позволяет рассчитывать на лидерство на этом рынке.

Биржевые компании

Также по теме

Лонгрид
28 дек. 2022 г.
Евгений Кузнецов: «Уход западных игроков с российского рынка открывает для нас новые перспективы развития»
Лонгрид
27 дек. 2022 г.
Алексей Примаченко: «Стратегически мы ориентированы на биржу»
Лонгрид
26 дек. 2022 г.
Артем Тимошевский: «Там, где повышается турбулентность, снижается конкуренция»
Коротко о главном
Подписаться на рассылку
banner
banner