Руслан Баширов: «Переукрепление рубля — это временный фактор, который в ближайшие три-пять месяцев полностью сойдет на нет»

Больше года назад мы опубликовали серию бесед с начальником отдела ценных бумаг «Внешфинбанка» Русланом Башировым. Наш разговор вышел далеко за пределы темы фондового рынка. Собеседник Boomin рассказал о конце капитализма, об излишествах и ограничениях современного общества, о человеческой мотивации и вариантах развития для современной России и о многом другом. Сейчас среди информационного хаоса, ежедневно меняющейся ситуации, бессмысленной и бесконечной полемики мы решили снова взять у Руслана интервью и узнать, что он думает о новом этапе в жизни человечества — после 24 февраля. В эпоху высокой турбулентности его макроэкономический прогноз как нельзя актуален.

Руслан Баширов: «Переукрепление рубля — это временный фактор, который в ближайшие три-пять месяцев полностью сойдет на нет»

«В стране уже есть ничем не обеспеченная рублевая масса на 300 млрд долларов»

— Что вы думаете о ситуации на валютном рынке?

— Основное, что сейчас всех интересует — это валютный рынок и курс доллара. Это вполне логично, так как у нас в стране 60% товаров — это импорт. В последнее время все радуются, что после начала боевых действий курс доллара был 130 рублей, а сейчас — 73. А многие уже купили доллары по 80-90-100 и сейчас волнуются, почему рубль так сильно укрепляется. Может быть, надо всё продавать? Вдруг доллар отменят, и им можно будет только в туалете обклеивать стены?..

То, что рубль укрепится, на самом деле стало понятно давно — сразу после того, как экспортеров заставили продавать 80% выручки, а западные санкции полностью отрезали возможность доставки импорта. То есть купить импортные товары вы можете, но вы не сможете привезти их в Россию. И, соответственно, огромное количество компаний-импортеров товаров повседневного спроса просто поставили на паузу их закуп из-за того, что пока непонятно, как будет в дальнейшем осуществляться их логистика. Это один из факторов.

Основными причинами укрепления рубля являются сверхвысокие цены на нефть и газ и, как я уже отмечал, обязательный закон о продаже 80% выручки экспортеров в течение трех дней (совсем недавно этот срок был увеличен до шестидесяти). То есть компании получали деньги за нефть и газ, выходили на Московскую биржу, а покупателей на такой объем валюты там не было. У нас только один «Газпром» получает выручки на 10 млрд евро в месяц. Соответственно, так как спроса на валюту не было, экспортеры продавали ее по любой цене и таким образом укрепили курс рубля. 

При этом до 11 апреля ЦБ регулировал продажу валюты физлицам, облагая ее 12% пошлиной. Это решение было отменено из-за переукрепления рубля. Сначала был небольшой отскок, но сейчас курс возвращается к тем уровням, при которых Банк России отменил эту комиссию.

И, вроде бы, всё здорово, но есть несколько «но» и радоваться рано. Переукрепление рубля — это временный фактор, который в ближайшие три-пять месяцев полностью сойдет на нет, и мы будем вынуждены пережить девальвацию. И, наверное, курс улетит опять за отметку 100 рублей за доллар.


Важный момент, к которому нужно присмотреться, — это мнение американцев. Президент США Джо Байден заявил о том, что равновесный курс рубля должен быть 200, над ним все посмеялись, мол, что он несет, даже не знает, какой курс у нас сейчас. Но в действительности, я думаю, стоит опираться именно на эту цифру, потому что она следует из расчетов экономистов. Если говорить об основаниях для такого прогноза, то их несколько.

Первое — это то, что эмиссионная политика Банка России строится по следующему принципу: сколько долларов и евро придет в страну от продажи нефти и газа — на такую же сумму ЦБ по текущему курсу напечатает рублей. То есть, вся наша рублевая эмиссия полностью зависит от долларовой массы, которая попадает в страну. 

С началом спецоперации на Украине было заморожено более 300 млрд долларов — валютных резервов Центробанка. И, скорее всего, мы их уже не получим обратно. Соответственно, в настоящий момент в стране уже есть ничем не обеспеченная рублевая масса на 300 млрд долларов. А поскольку они не обеспечены долларами, равновесный курс должен быть существенно выше. Это первый и самый важный фактор.

Второй момент заключается в том, что сейчас достаточно завышенный курс рубля за счет сверхвысоких цен на энергоносители. Раздача денег (в виде кредитов) на протяжении двух лет европейцам и американцам привела к сумасшедшему спросу на товары. В свою очередь производители бросились покупать сырье, чтобы произвести больше товаров, чтобы удовлетворить этот спрос. Но добыча сырья не так эластична, как производство. Нельзя просто увеличить производство нефти или газа в два раза: ресурсы ограничены, а денежная эмиссия — нет. Соответственно, это привело к сумасшедшему скачку инфляции и повышению цен на базовое сырье. Бенефициарами этого стали страны-добытчики, в том числе и Россия. Например, газ начинал прошлый год со 180 долларов за куб, и в итоге на пике он стоил около 2 тыс. долларов. Десятикратный рост цен обеспечил огромную выручку «Газпрому». 

Но, как показывают предыдущие годы, 2008-й и 2012-й, долгое время цены на энергоносители не могут быть на таком высоком уровне, потому что никто не может покупать сырье по такой стоимости в течение длительного времени. Европейские потребители перегружены долгами за газ. Государство пытается решить эту проблему субсидированием. Однако если это будет продолжаться длительно — а цены на газ находятся на очень высоком уровне с сентября 2021 г. — это приведет к деградации спроса. В Европе уже разорились производители удобрений, которым требуются огромные количества газа, коммунальные службы начинают банкротиться, потому что они не могут оплачивать газ и перекладывают издержки на потребителей. В конечном итоге это приведет к обвальному падению спроса, а значит и падению цен на энергоносители, как это было в 2014 г., когда нефть камнем упала со 110 долларов до 40. В ближайшее время мы увидим то же самое. И выручка наших нефтегазовых компаний существенно сократится, соответственно, сократится и приток валюты. Это второй фактор в пользу ослабления рубля.

Текущая ситуация говорит о том, что боевые действия на Украине будут продолжаться еще очень длительное время. Обычно любая война приводит к экономическому истощению противоборствующих сторон. Она требует просто гигантских денег. Как показывает мировой опыт, страны, которые участвуют в боевых действиях, имеют очень слабую валюту, потому что им требуется еще больше необеспеченной эмиссии, и мы этот процесс уже видим. Это приведет к тому, что валюта ослабеет, потому что расходы на спецоперацию будут колоссальные. И ни один бюджет не сможет длительное время выдерживать таких расходов. Из-за санкций экономические условия в России ухудшились после начала спецоперации, и они никоим образом не улучшатся после ее окончания. Таким образом, третий фактор — это затяжной конфликт на территории Украины.

— Насколько решение продавать газ за рубли может повлиять на ситуацию и курс рубля?

— Решение продавать газ за рубли ни к чему не приведет. Это классический «замах на рубль, а удар на копейку». Изначально все подумали, что у нас наконец-то будет обеспеченный рубль, например, газом. То есть схема могла быть такой: мы выкидываем из расчетов доллар, тем самым снижаем зависимость от него, и все страны, которые потребляют эти ресурсы, приходят к нам на биржу, открывают счета в российских банках, продают валюту на российском фондовом рынке и расплачиваются в рублях по счетам. Это действительно имело бы смыл и могло бы серьезно поменять ландшафт системы резервных валют со времен Бреттон-Вудского соглашения.

На практике всё оказалось совсем не так, и всё это было придумано лишь для того, чтобы застраховать «Газпром» от ареста его счетов и выручки, номинированной в евро. Идея была в следующем: до момента, пока западные страны платят в евро на счета Газпромбанка, он не может попасть под санкции, поскольку иначе нарушится возможность оплаты за газ. Соответственно, все счета оплачиваются, как и было до этого, в евро, а уже Газпромбанк на российском валютном рынке конвертирует эти евро в рубли и платит «Газпрому» за газ. 

Для европейцев по сути ничего не поменяется. Ну, а Газпромбанк в итоге становится крупнейшим маркетмейкером, который больше, чем ЦБ, оказывает влияние на валютный рынок.



«Современный мир посетили три всадника Апокалипсиса»

— А как, по вашему мнению, будет развиваться ситуация за рубежом? Насколько реально прогнозированное многими экспертами падение западного фондового рынка?

— Ситуация будет развиваться по «классическому сценарию»: современный мир посетили три всадника Апокалипсиса. Первый — это эпидемия, второй — война и последний — голод. Основная мировая проблема на текущий момент заключается в том, что происходит конфликт двух ведущих агарных экспортеров, России и Украины, которые совместно обеспечивают 30% мировых поставок пшеницы. С одной стороны, идут боевые действия, и Украина не может выращивать и продавать зерно, с другой — в России введен частичный запрет на экспорт продовольствия. Таким образом происходит взвинчивание цен на базовые сельхозкультуры.

Плюс немаловажное влияние на этот процесс оказывает рост стоимости удобрений: еще в прошлом году они выросли в три-четыре раза, в этом — еще в два раза. Это приводит к тому, что страны третьего мира, которые выращивают рис, уже не могут позволить себе их покупать. Соответственно, у них в этом году упадет урожайность. По прогнозам, риса соберут на 10% меньше, чем в прошлом. Это означает, что 500 млн человек не получат его в том объеме, в котором он им нужен: свои 2,5 тыс. калорий в день. Очень серьезная проблема, и пока не понятно, как ее будут решать. 

Что касается фондового рынка Европы, европейцы сейчас страдают от трех вещей. Первая — низкие процентные ставки, которые приводят к тому, что деньги уходят из банковской системы в недвижимость и американский фондовый рынок, чтобы инвесторы могли хоть как-то подзаработать. У них также высокая инфляция: официальная — 8%, неофициальная — 11-12% годовых. Сохранить капитал в евро просто невозможно. На протяжении последних нескольких лет все искали пути наиболее выгодного инвестирования, в итоге все деньги попадали в недвижимость и на фондовый рынок. 

В итоге в Европе рост цен на недвижимость, которая долго была одним из основных объектов инвестирования, привел к тому, что выросла стоимость ее аренды и покупки, а это, соответственно, увеличило расходы европейцев на жилье. Помимо этого, в результате инфляции выросли в стоимости продукты. 

И еще одна важная тенденция — это повсеместный рост цен на сырье, который уничтожает маржу. Европейские компании изначально имеют очень низкую маржинальность: 2-3% — это считается нормально, потому что ставки нулевые, и они могут брать кредиты и размещать облигации практически без процентов. Там есть возможность работать с такой низкой маржинальностью. Но по мере сумасшедшего роста инфляции, который мы видим сейчас, бизнес может либо перенести свои издержки на потребителей за счет поднятия цен, либо снизить свою маржу, а снижать ее дальше просто уже некуда. При этом многие компании и на потребителя не могут перенести издержки, потому что это товары не первой необходимости. Плюс сейчас невозможно рефинансировать долги под низкие проценты, какие были до этого, так как мы видим рост ключевых ставок во всем мире. 

Всё это приведет к тому, что начнутся дефолты, реструктуризации и банкротство европейских компаний. Это ударит по фондовому рынку, произойдет переоценка стоимости этих эмитентов. Публичным компаниям уже сейчас нужно стоить в два-три раза ниже, чтобы оправдывать текущее соотношение доходности и риска.


Эта та ситуация, которая произойдет в Европе, и именно Старый свет пострадает больше всего. На Америке это скажется меньше, потому что она самодостаточна практически по всей линейке товаров. Они добывают нефть, которой им хватает в полном объеме, они добывают газ, у них отлично развито сельское хозяйство. То есть в мировом глобальном кризисе они пострадают меньше всех.

При этом надо понимать, что американский фондовый рынок тоже сильно переоценен. И проблема инфляции в США стоит так же остро. Единственный способ ее уменьшить — сделать так, чтобы люди стали меньше тратить деньги, а для этого нужно падение фондового рынка США процентов на 50.

— Что будет происходить с мировыми ценами на сырье, в частности металл?

— В любом случае, если экономика зарубежных покупателей российского сырья будет замедляться, и Евросоюза, и Китая, то и цены на него будут падать — это среднесрочный тренд. Исключение составят только цены на продовольствие, они продолжат расти, причем гораздо большими темпами, чем всё остальное. Их рост, обусловлен проблемами с удобрениями, вызванными скачком цен на газ, про которые я уже говорил. Плюс свое влияние оказывают экологические проблемы — изменение климата, эрозия почвы. 

Все эти факторы говорят о том, что сырье в большей степени расти в цене дальше уже не может, потому что его некому покупать, а вот стоимость продовольствия будет продолжать увеличиваться очень быстро.


— Может ли это в будущем привести к закрытию крупных металлоперерабатывающих предприятий? 

— В России нет. У нас четыре крупных производителя: Норникель, Северсталь, НЛМК, ММК. Они настолько хорошо заработали в прошлом году из-за роста цен на металлы, которые поставляли в Европу и в США, что запас прочности у них очень большой.

— А иностранные компании, которые работают на рынке металлов, что ждет их?

— Они продолжат покупать российский металл, но во всем этом есть некая манипуляция с их стороны. Ее суть вот в чем. Вы сознательно бойкотируете сырье, которое вам нечем заменить, и это дает вам очень сильные позиции в переговорных процессах по установлению цен на него. Когда Запад ввел частичное эмбарго на российскую нефть, азиатские покупатели начали требовать скидки и уже добились дисконта в размере 30 долларов за баррель. 

Европейцы, думаю, пойдут по такому же пути. Они начнут покупать российский металлопрокат у третьих лиц, но при этом будут говорить: «Ну, мы же рискуем попасть под санкции, поэтому давайте нам скидку 30% или 40%». Сырье будет продаваться просто с огромными скидками.


— Какие у России перспективы?

— Нас ждет товарный дефицит. Товаров у нас будет существенно меньше, и мы будем заменять качественные европейские товары китайскими суррогатами — аналогами худшего качества и, скорее всего, по таким же или более высоким ценам. Но нам не грозит продовольственный кризис, мы самодостаточны по продовольствию. И те запреты, которые государство вводит на вывоз продукции сельхозназначения, приведут к тому, что будет затоваривание рынка продовольствия.

Найти похожее по тегам:

Выберите интересующие вас параметры:

Сбросить все

Комментарии (0)

Оставить коментарий

Возможно, вам будет интересно:

Условия обсуждаются: реструктуризация ОР глазами экспертов рынка

Условия обсуждаются: реструктуризация ОР глазами экспертов рынка

Вот уже пять месяцев, как компания «ОР» (прежнее название — «Обувь России», входит в OR GROUP) находится в центре внимания участников фондового рынка. Пережив серию волнительных дефолтов по всем девяти выпускам облигаций, а это 5,3 млрд рублей, компания хочет найти взаимопонимание с инвесторами по вопросу условий реструктуризации задолженности. Но сделать это будет не так просто, единодушны эксперты. Мы решили получить дополнительные комментарии самого эмитента, а также узнать, что думают о перспективе реструктуризации займов OR GROUP другие участники фондового рынка и на что могут рассчитывать инвесторы в случае прекращения деятельности ритейлера.
Мировой рынок удобрений

Мировой рынок удобрений

Аналитики компании «Юнисервис Капитал» поделились с Boomin как никогда актуальным обзором мирового рынка удобрений.

Популярные бизнес-мнения

Что сулят решения ФРС?

На прошлой неделе Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) США принял решение повысить процентную ставку сразу на три четверти пункта, до диапазона 1,5–1,75%. Декларируемая цель повышения ставки — это борьба с инфляцией.

О фондировании МФО в эпоху перемен

В свете последних событий МФО вынуждены пересмотреть свою структуру фондирования: инструменты кредитования подорожали вслед за ростом ключевой ставки, привлечение средств за рубежом значительно ограничено. О решениях кредиторов в эпоху перемен и драйверах развития отрасли — в авторской колонке Евгении Кукуевой, руководителя департамента финансового анализа и аудита компании «Лайм-Займ».

Популярные события:

ООО ТК «Нафтатранс плюс» улучшило основные показатели долговой нагрузки

По итогам 1 кв. 2022 г. эмитенту удалось снизить финансовый долг на 13% и нарастить показатель EBITDA LTM на 33%. Благодаря этим факторам, а также реинвестированной в собственный капитал рекордной чистой прибыли по итогам 2021 года, ООО ТК «Нафтатранс плюс» улучшило основные показатели долговой нагрузки.

Снова Титов

24 Июня 2022 #ОР
Антон Титов вернулся на должность генерального директора OR GROUP.