«Многие бизнесы чувствовали бы себя лучше в условиях войны»: организаторы о текущей ситуации и перспективах

Пока правительство и ЦБ продолжают анонсировать все новые и новые меры поддержки бизнеса, а Московская биржа — заявляет о новациях, boomin решил узнать, что думают о текущей ситуации профучастники рынка. Представители «Универ Капитал», «Бондибокс», «Септем Капитал» и «Юнисервис Капитал» об эффективности таких мер, разработке «плана Б» для самих себя и доступности рынка высокого дохода для инвесторов.

«Многие бизнесы чувствовали бы себя лучше в условиях войны»: организаторы о текущей ситуации и перспективах

Иллюстрация: unsplash.com

— В чем вы видите замысел Московской биржи включить с 22 июня бумаги из сектора повышенного инвестиционного риска в особый режим торгов? Что такое решение, по вашему мнению, даст инвесторам?

Дмитрий Александров, заместитель генерального директора, начальник управления аналитических исследований «УНИВЕР Капитал»: Биржа и центральный банк видят определенные угрозы для частных инвесторов, которые сейчас массово приходят на рынок, но не имеют четкого представления о том, как оценивать здесь риски, поскольку работали раньше только с банковскими продуктами, с депозитами, и привыкли рассчитывать на господдержку. Чтобы потом не возникало ситуации, когда инвесторы требуют у биржи или у государства покрыть их убытки по возможным дефолтам ВДО, надо либо как-то ограничить их возможность покупать такие бумаги, либо сильно ужесточать требования к эмитентам. Думаю, что такое решение было принято, чтобы люди, которые хотят торговать этими облигациями, видели, что они начинают торговать инструментом, несущим в себе повышенный риск. Есть разные варианты, но наименее жесткий, наиболее щадящий, позволяющий развиваться рынку вариант — это когда торги проходят в специальном режиме, когда люди видят, что это особый уровень риска и просят брокера разрешить им торговать в таком режиме.

Павел Биленко, генеральный директор «БондиБокс»: ЦБ и биржа давно пытаются как-то защитить инвесторов от высокодоходных облигаций. У них это не получается. Сейчас — это очередная попытка сделать так, чтобы максимально усложнить частным лицам процесс покупки этих облигаций. Вот, собственно, и все. Есть еще Сектор роста — это те, кого биржа считает менее рискованными, более перспективными, в которых есть обычно господдержка в лице МСП. А Сектор риска как раз для тех, кому биржа не придумала как отказать.

Денис Козлов, управляющий партнер ИК «Септем Капитал»: Это плохо отразится на рынке МСП, так как ограничит доступ частных инвесторов к бумагам Сектора риска, хотя на самом деле там хорошие адекватные эмитенты. А, например, в Секторе роста есть абсолютно неадекватные эмитенты, у которых очень плохая финансовая дисциплина и очень плохое текущее положение. В этом смысле это является дискриминацией.

Артем Иванов, руководитель отдела по связям с общественностью и IR-сопровождению «Юнисервис Капитал»: Решение вполне закономерное: долгое время «Сектор ПИР» носил чисто формальный характер — выпуски, включенные в сектор, кроме как отметки на сайте самой биржи, больше никак не идентифицировались. В то время как по задумке регулятора, включение в «сектор ПИР» должно было носить вполне прикладной характер: инвесторы в подобные бумаги должны понимать и подтверждать понимание этого риска. Данный пробел и пытаются устранить с помощью особого режима торгов, заодно ограничив доступ к ПИРу новичкам «для снижения их рисков». Другой момент, как это делается: объективные критерии включения бумаг в сектор ПИР, как и порядок исключения из него, до сих пор непрозрачны, разъяснений на тему кого считать «начинающим инвестором» — нет. Действующие инвесторы ВДО (многих из которых это обновление может затронуть) остаются в неведении насчет правил торговли в новом режиме. А как известно, любые пробелы в информировании тут же заполняются слухами и догадками, причем не самыми позитивными. Что мы сейчас и наблюдаем. Полагаю, чтобы в полной мере оценить эффект от данной новации стоит дождаться разъяснений со стороны биржи.


— Мнения экономистов о поддержке населения и компаний разделились. Одни считают необходимостью безвозмездные выплаты во время пандемии, другие говорят о вреде «вертолетных денег». Интересно, что даже экономисты либеральных взглядов «за» господдержку. По-вашему, какие меры сейчас действительно бы помогли экономике?

Дмитрий Александров, «УНИВЕР Капитал»: Вертолетные деньги — это не то что нужно. Нужна более развитая целевая поддержка субъектов малого и среднего бизнеса, но ее по-разному можно устроить. Нужно минимизировать коррупционные моменты. Многое зависит от остроты — насколько долго будет проходить карантин, но получение минимальных средств, которые позволят компаниям существовать дальше, на мой взгляд, должно происходить уведомительным путем. Грубо говоря, я — малый бизнес, я нахожусь в реестре МСП на сайте налоговой, у меня такие-то проблемы сейчас возникли, я выплатил столько-то зарплаты, кассовый разрыв такой-то, проблемы с банками и кредитами такие-то, средств на очередной платеж нет. Сумма нужна такая-то, отчетность за предыдущие периоды — вот она. На основании такого письма коммерческими банками в упрощенном порядке должны быстро и специально выдаваться субсидируемые государством кредиты.

Государство сэкономит гораздо больше денег на сохранении бизнеса и сохранении налоговой базы, чем потеряет на недобросовестных предпринимателях или мошенниках. Тем более, что здесь нужны именно такие требования, что предприятие существует несколько лет, работает, отчетность сдавало, все было хорошо до начала марта. Вот в таком формате могло бы работать. Я за такие вертолетные деньги, с маленького вертолета. Вертолет летит и не разбрасывает деньги, но туда можно быстро записочку передать и получить специальную посылку.

Павел Биленко, «БондиБокс»: Экономике помогло бы стимулирование. Не просто вертолетные деньги. Нужны целевые меры, направленные на то, чтобы активизировать экономическую активность. Но у нас некоторые меры похожи на это, например, беспроцентные кредиты, субсидии и т.д., но по факту у нас один эмитент пытался получить беспроцентный кредит на зарплату — не получилось, отказали. Это при том, что он — клиент Сбербанка, много лет обслуживается по зарплатному проекту. Отказали без объяснения причин. Когда говорю со знакомыми в Германии о получении беспроцентных денег, которые можно потом возвращать вместо выплаты налогов, не платить налоги, а вернуть этот кредит, они выдаются в течение двадцати минут. Тебе звонят по телефону, предлагают выдать денег, и, пока ты едешь в машине, приезжаешь, а у тебя уже деньги на счете. Вот такие меры стимулируют экономику, стимулируют активность.

Денис Козлов, ИК «Септем Капитал»: Самая эффективная мера — прекращение карантина прямо сегодня. Мое личное мнение, что карантин бесполезен. В том виде, в котором он сейчас есть в России — это не карантин, это абсолютно бесполезная его профанация.

На мой взгляд, каждому жителю надо было бы выдать деньги, так как все видят, кому-то реально не на что купить уже продукты. А МФО... МФО сказали: «Ребята, у нас закончились деньги, мы все раздали». Банки не дают. Получается человеку даже негде 2-3-4 тысячи перехватить, чтобы купить еды. Раздача денег не приведет к инфляции по одной простой причине: люди их потратят на то чтобы вернуть долги МФО, кто-то купит продукты. В Штатах многие люди, получившие по 1200 долларов, потратили их на биткоин. Но это неофициальная история. Если наши люди получат, они не будут покупать биткоины, не побегут покупать доллары и на инфляцию сильного влияния не окажут. Насколько я понимаю Путина и Набиуллину, остались страхи из 90-х, страх гиперинфляции, когда ставка рефинансирования ЦБ была 220% годовых, а инфляция достигала 400%. Почему такая инфляция была в первой половине 90-х? Потому что деньги печатались бесконтрольно. Сегодня раздача денег не будет стимулировать инфляцию, наоборот, запустит ВВП и простимулирует потребительский спрос. Уже начинаются бунты. В прошлые выходные был бунт во Владикавказе, в понедельник был бунт на одном из месторождений «Газпрома». Такие маленькие выступления людей без денег уже становятся опасны, поэтому придется выпускать людей с карантина. Я не вирусолог, не эпидемиолог, не говорю плохо или хорошо то, что всех выпустят. Я говорю с точки зрения экономики, что если сейчас людей не выпустить, то им надо раздать деньги, а правительство деньги раздавать никогда не будет, поэтому оно вынуждены будет сейчас всех выпускать.

Артем Иванов, «Юнисервис Капитал»: Реальный эффект может быть только от проработанного (а не просто анонсированного) комплекса мер с адресной помощью пострадавшим лицам. И не в минимальном объеме (к чему сейчас все сводится), а именно пропорционально объемам потерь. И не разовые, а зафиксированные на весь период карантина (нерабочих дней) и некий период восстановления выплаты и льготы. Собственно, разработка подобного плана уже была анонсирована президентом. Посмотрим, в каком виде это будет реализовано.


— Какие перспективы на этом рынке вы видите для себя как нишевый организатор? Есть «План Б»?

Дмитрий Александров, «УНИВЕР Капитал»: План Б здесь только на случай если будут массовые дефолты, а они будут только в ситуации, когда просто не получается перезапустить операционную деятельность. Если карантин снимают после майских праздников, то я думаю, что все будет нормально. Если его снимут в августе, то риски дефолтов возрастут кратно. И если не будет программ господдержки — субсидирования, кредитов коммерческих банков на покрытие кассовых разрывов на любой необходимый срок под нулевую ставку, то тогда я боюсь, что проблемы будут очень серьезные.

План Б состоит в том, чтобы организовать рефинансирование, но оно возможно только при благоприятном отношении биржи, потому что биржа сейчас берет на себя функции не только регистратора, но и анализатора кредитных рисков. Возникает вопрос, как будет биржа смотреть на это: возможно ли экспресс рефинансирование компаний для того, чтобы избежать дефолта или банкротства. У меня нет очевидного ответа, что биржа воспримет это благожелательно. Тут будет также очень важна позиция ЦБ: можно ли такие вещи делать или нельзя, ведь в случае дефолта отвечать своими деньгами будут те, кто покупал ВДО.

Если это покупалось в секторе ПИР и люди были уведомлены в меморандуме или проспекте о том, что цели займа — покрытие кассовых разрывов, спасение бизнеса, торгуются другие выпуски, то, наверное, и этот вариант через биржу вполне возможен. Если нет, тогда просто реструктуризация. Тут и наша роль, и роль ПВО (представителей владельцев облигаций) кратно возрастает. ПВО как раз в первый раз будут реально работать, будет создаваться практика работы ПВО. Есть возможность показать, что публичный долг, облигации для компании-эмитента — лучше, комфортнее и удобнее, чем банковский кредит. Особенно когда речь идет о ВДО, эмитентами которых являются МСП с выпусками на 100-200, максимум 300 миллионов рублей, и выручкой максимум миллиард-полтора, а то и несколько сотен миллионов.

Вот как раз здесь, если бизнес нормальный, если видно, что он начинает выправляться на операционном уровне, экономика запустилась, спрос восстанавливается и проблемы связаны лишь с тем, что выручки не было никакой, что это проблема не с бизнесом, а с его принудительной остановкой, то инвесторы, доверяющие менеджменту, понимающие, как работает компания, которым нравится ее модель, ее бизнес и план реструктуризации и могут с ним вполне согласиться, в большинстве своем понимают, что лучше сейчас подождать и заработать вместе с компанией попозже. Ведь маржа в малом бизнесе может быть очень даже неплохая, если владельцы готовы будут платить за спасение компании, поделиться фактически не 15-й ставкой, а 20-й и выше. Здесь каждый случай индивидуальный, но план Б состоит в этом. Я надеюсь, что придется воспользоваться им ограниченно, либо вообще удастся не пользоваться, и будет план А — быстрое снятие карантина и постепенное выползание малого и среднего бизнеса в нормальный режим работы, который подавляющему большинству эмитентов позволяет обслуживать свои размещенные облигации и при этом чувствовать себя нормально.

Тут во всем очень важна природа нынешнего кризиса, потому что ее невозможно спрогнозировать. Это не экономический кризис, когда постепенно падает спрос, покупательная способность населения, когда из верхней ценовой категории спрос смещается в более низкую и маржа сжимается. Тут не маржа сжимается, тут выручка превращается в ноль в течение суток административно. Тут можно быть и CFA и аттестат иметь FSFR и иметь 20 лет опыта на рынке, но спрогнозировать это — примерно, как спрогнозировать отрицательные цены по фьючерсу на нефть, из серии небылиц. Многие бизнесы в условиях войны бы чувствовали себя лучше, нежели в такой ситуации как сейчас, потому что просто все, нет движения, даже физического движения сотрудников. Это уникальный стресс-тест, но пока есть все основания полагать, что большинство компаний пройдет его нормально.

Павел Биленко, «БондиБокс»: Мне рынок ВДО, в той конфигурации, в которой он был, категорически не нравился, когда напрямую людям продают такие облигации, риски по которым человек не может оценить. У нас все-таки должен быть институциональный инвестор, который эти риски понимает, умеет с ними работать. Как я и говорил, напрямую частных лиц от процесса покупки отрежут. Мы к этому тоже шли. Мы продолжаем готовить продукты для институциональных инвесторов, которых, я думаю, наконец-то станет больше. Но это, скорее, план А.

Денис Козлов, ИК «Септем Капитал»: Несмотря на то, что карантин продлился больше месяца, сейчас на рынке облигаций МСП кризисной ситуации нет, пока нет дефолтов. Будут они или нет... Наверное, но если с 11 мая экономика будет перезапускаться, то это значит, что рынок высокодоходных облигаций МСП кризис пережил и показал, что это — достаточно устойчивый сегмент. Вторым шагом будет снижение доходности на вторичном рынке. Сейчас еще можно купить облигации с доходностью 17-19%, и это означает, что пока будет такая доходность на вторичном рынке, не будет первичных размещений потому что нет у эмитента мотивации сейчас размещать облигации с купоном 17%. Это слишком дорого.

Поэтому мы думаем, что если 11 мая карантин заканчивается и с 12-го мая начнется поэтапный запуск, то, наверное, к июню доходности ан вторичном рынке снова будут на уровне 14-15%. Это значит, что в июне-июле уже можно возвращаться к первичным размещениям. И, наверное, сентябрь-октябрь уже будет восстановлен объем первичных размещений, как это было в 2019 году. К тому же сейчас есть еще несколько факторов, которые не касаются рынка ВДО. Первое —это налогообложение депозитов, которое очень сильно повлияло на отток депозитов из банков. Второе — это снижение ключевой ставки ЦБ и объявление планов о том, что ключевая ставка будет снижаться еще до конца года. Есть горячие головы, которые говорят, что на конец 2020 го года ключевая ставка может достичь 4,5%. Ниже 5,5% никогда не была ставка в России в принципе, начиная с 1991 года. Это самый минимальный уровень. И ключевая ставка в 4,5% — это будет рекордная ставка. Если ЦБ ее до конца года сделает, то Набиуллина может себе повесить медаль. Без шуток, если ставка будет ниже 5-ти, ее наградят за то, что она за эти 30 лет после Советского Союза с инфляцией в рамках 2-3%, наконец-то добилась ставки 4%. Это рекордные показатели, феноменальные для российской экономики. То, что ставка снижается, приводит людей к тому, что они пытаются найти какие-то альтернативы для инвестиций. Фактически альтернатив для пассивного дохода не осталось. Раньше альтернативой пассивному доходу был депозит со ставкой 11-12%, и была недвижимость. Сейчас этот бизнес кончился и уже перестал быть пассивным доходом. Поэтому рынок ВДО, на котором до сих пор можно получать двухзначные доходности, фактически единственный источник пассивного дохода, который остается у населения. И если сейчас, в мае, не будет массовых дефолтов, а только один-два, которые будут реструктуризированы, то к сентябрю рынок полностью восстановится. Может быть мой прогноз излишне оптимистичен, но я очень удивлен тем, как ведет себя вторичный рынок в апреле: сейчас котировки по абсолютному большинству бумаг уже подтянулись к номиналу. Хотя еще в конце марта-начале апреля они были на уровне 90% от номинала.

Если говорить про «Септем Капитал», то это брокерская компания с большой собственной клиентской базой. У нас больше 20 тысяч клиентов и очень небольшому количеству предлагаем ВДО, а подавляющая часть наших клиентов не торгуют высокодоходными облигациями. Их инвестиционный профиль не настолько агрессивный. Этот бизнес для нас тоже является источником дохода и без новых размещений мы можем работать как брокерская компания. Вернемся к новым размещениям, когда рынок будет к этому готов. И, кстати, 9 апреля, даже несмотря на кризис, мы сделали размещение Ломбарда «Мастер». Да, оно было тяжелее, чем в обычное время, но, так или иначе, первичные размещения продолжаются.

Артем Иванов, «Юнисервис Капитал»: Мы определенно продолжим заниматься тем, чем занимаемся с 2009 года — привлечением инвестиций для субъектов МСП с помощью различных инструментов. Да, последние два с лишним года, биржевые облигации стали и для нас, и для многих других организаторов основным инструментом. Но даже если ситуация с биржей как-то изменится (будет отсутствовать спрос со стороны инвесторов, ограничена регистрации новых эмитентов со стороны биржи или покупка ценных бумаг частными инвесторами со стороны ЦБ), менять общий вектор мы не планируем. Тот самый сегмент «ВДО» — только часть более крупного рынка по организации долговых программ для МСП. И работу на этом рынке мы продолжим, до тех пор, пока будет существовать средний бизнес.

Выберите интересующие вас параметры:

Сбросить все

Комментарии (0)

Оставить коментарий

Возможно, вам будет интересно:

Сергей Лялин: «В эпоху значительной турбулентности людям в большей степени нужна структурированная информация»

Сергей Лялин: «В эпоху значительной турбулентности людям в большей степени нужна структурированная информация»

Генерального директора ГК Cbonds Сергея Лялина участники рынка и представители СМИ окрестили «человеком-брендом». Больше 20 лет назад он первый, кто не побоялся взяться за абсолютно неразвитую тогда в России тему — корпоративные облигации. И не только написал диссертацию, но и собрал, автоматизировал и сделал доступной информацию о рынке, который буквально через полтора года вырос более чем в 3,5 раза. 16 апреля Cbonds проведет конференцию «Инструменты финансового рынка для корпораций и компаний МСП» в Новосибирске, информационным партнером которой выступил Boomin. В преддверии мероприятия мы побеседовали с Сергеем Владимировичем — человеком, открывшим мировой облигационный рынок широкой аудитории.
Портфели Boomin: обзор изменений за март 2021

Портфели Boomin: обзор изменений за март 2021

Традиционный обзор изменений в инвестиционных портфелях. Какие выпуски были проданы из портфелей и какие размещения попали в список бумаг «ВДО», «ВДО+», «Комбо» и «ВДО Эксперт+».

Популярные бизнес-мнения

Тенденции на рынке разделятся на до и после Послания Президента

На последней состоявшейся пресс-конференции Эльвира Набиуллина обозначила старт ужесточения денежно-кредитной политики. Рынок получил сигналы о том, что повышение ставки не будет единичным, и в ближайшее время продолжится.

Пришло время флоатеров

В пресс-релизе Банка России по итогам заседания Совета директоров от 12 февраля 2021 года отмечалось, что в рамках базового прогноза мегарегулятор будет определять сроки и темпы возврата к нейтральной денежно-кредитной политике.

Популярные события:

«ПЮДМ» об отраслевом рынке и новостях компании

На рынке золота сохраняется тяжелая обстановка, впрочем, ситуация остается стабильной, что уже хорошо. Однако бизнесы по производству и продаже ювелирных украшений продолжают закрываться — спрос на ювелирное золото падет.

Итоги размещения и регистрация выпуска акций

МФК «Быстроденьги» завершила размещение за один день торгов, «ГЕНЕТИКО» зарегистрировал выпуск акций.