Константин Цехмистренко: «Основной тормоз развития рынка — его малая известность»

Управляющий директор по корпоративным финансам инвестиционной группы «Универ» — о том, почему малый и средний бизнес обращается в банки и приходит на биржу, о важных событиях 2019 года на рынке высокодоходных облигаций и о роли МСП Банка и Корпорации в поддержке предпринимателей.

Константин Цехмистренко: «Основной тормоз развития рынка — его малая известность»


— Если верить информации на сайте «Универ», то с 2016 года вы являетесь управляющим директором по корпоративным финансам. В чем ваша роль в компании?

— Вы хорошо изучаете сайты своих партнеров. Да, я присоединился к команде «Универа» в октябре 2016 года, а с середины 2018 года возглавил направление по работе с высокодоходными облигациями.

— До прихода в «Универ» вы работали с корпоративными клиентами в коммерческих банках: клиентской службе, кредитном департаменте и департаменте ценных бумаг. То есть были причастны ко всем этапам взаимодействия компаний с финансовым институтом. Как человек, знающий специфику и кредитной, и инвестиционной организации, скажите, в чем принципиальное отличие в их работе на каждом из этапов при выпуске и продаже облигаций?

— Отличия, конечно, очень значительные. У банка и инвестиционной компании свой вид лицензии, в рамках которой ведется деятельность. А если говорить о биржевых продуктах, то ключевое отличие в следующем: компании и физические лица к банкам привыкли. Они имеют представление об их продуктах и услугах. И зачастую разбираются в них гораздо лучше банковских специалистов. Когда к вам приходит банковский сотрудник и говорит: «Я — банк», у вас в голове выстраивается достаточно четкая картина того, что можно ожидать и в плане обслуживания, и в плане предоставления кредитов. А при обращении к вам инвестиционной компании обычно кроме покупки и продажи акций или мыслей про какие-то инвестиции другого не представляется.

Когда я говорю, даже своему давнему клиенту, с которым проработал десяток лет, что теперь работаю в брокерской компании, то в 99 случаях из 100 слышу ответ: «Мы в рынок акций не играем». И только после пары часов беседы человек начинает понимать, насколько интересный и доходный биржевой рынок и насколько он отличается от банковского даже по схожим продуктам. Если сказать совсем просто, то основное отличие в известности или я бы сказал наоборот — в недостаточной известности биржевых операций. И в частности в том, что компания кроме кредитов в банке может привлечь деньги на свободном рынке. Путем выпуска и продажи своих облигаций.

— Глобального отличия во внутренней кухне коммерческого банка и инвесткомпании нет?

— Различие, как я уже сказал, в лицензии и тех операциях, которые она позволяет проводить. И банк, и инвестиционная компания находятся под надзором Центрального банка. Требования к бизнесу достаточно жесткие. Но это требования регулятора и их необходимо соблюдать.

С точки зрения анализа рисков, принципиальное отличие следующее: когда банк выдает кредит, он рискует своими деньгами, средствами вкладчиков, кредиторов и т. д. А инвесткомпания, выступая организатором эмиссии, рискует прежде всего своей репутацией. Если организовывать выпуски облигаций компаний со слабыми финансами, то естественно возникает потенциальный риск дефолта эмитента. И если такие эмитенты будут выходить на рынок от лица данного организатора довольно часто, то есть риск потери данного направления бизнеса. Организовать несколько выпусков недобросовестных эмитентов и потерять направление вообще — это, пожалуй, более тяжелый груз ответственности, чем потерять деньги, выдав их недобросовестному заемщику.

— Если банки более известны, а инвестиционные компании нет, то почему малый и средний бизнес идет на биржу, а не обращается за финансированием в банки?

— В том то и вопрос, что малый и средний бизнес не идет массово на биржу. Он продолжает идти в банки. Весь рынок ВДО в России составляет 20 млрд рублей. Согласно последним данным биржевой статистики, на конец ноября 2019 года было 66 эмитентов ВДО, разместивших около 90 выпусков на 20 млрд рублей. Сейчас цифры чуть подросли. Но совсем не кардинально. Справедливости ради надо сказать, что рынку ВДО в стране чуть больше трех лет и он медленно и неуклонно растет. Но уж очень медленно... Если мы посмотрим статистику кредитования малого и среднего бизнеса в банках, это будут триллионы рублей.

Так почему же малый и средний бизнес так мало обращается к биржевым инструментам для привлечения денежных средств? Как я уже говорил, причина кроется в малой известности биржевых инструментов и в осторожном отношении компаний ко всему новому и неизведанному. Но свет уже виден и он все ярче и ярче. И как это ни странно, именно банки оказывают рынку высокодоходных облигаций неоценимую услугу. Они, особенно в последние пару-тройку лет, превратились в ломбарды: принеси «домик в деревне» — получи деньги. Если у тебя нет домика, ты ничего не получишь. То есть банки не кредитуют бизнес, они кредитуют под залог.

Многие направления бизнеса не предполагают наличия недвижимости, а под их баланс и залог товара в обороте им денег не дают. Поэтому такие компании все чаще и чаще обращаются к другим инструментам привлечения денежных средств, прежде всего к биржевым инструментам, к выпуску и продаже своих облигаций.

— Несколько организаторов говорят о своих планах уйти от позиционирования себя как инвестиционной компании в сторону инвестиционного банка. Что это? Желание привлечь больше клиентов за счет известности инструмента?

— Думаю, да. Это не более чем маркетинговый ход. Банковская деятельность у нас лицензируема. Если компания начинает говорить, что она — инвестиционный банк, она должна получить лицензию на банковскую деятельность. А банковский бизнес кардинально отличается от бизнеса инвестиционных компаний. Поэтому я не буду говорить, что мы хотим уйти в сторону инвестиционного банка. Мы не можем, даже если очень захотим.

— Говоря о развитии рынка ВДО и происходящих изменениях, какие события 2019 года можете отметить и почему?

— Рынок только развивается и какие-то события происходят постоянно. В начале 2019 года были определены первичные требования к эмитенту облигаций по объемам, сроку его работы, годовому обороту и т. д. Одновременно Минэкономразвития объявил о том, что он готов субсидировать расходы эмитента на организацию выпуска облигаций и купонные выплаты. Минэкономразвития сейчас субсидирует до двух третей ключевой ставки, а это до 4% годовых на сегодняшний день, и до 1,5 млн, но не более 2% от объема выпуска на расходы брокеров. 

graf-2.2.jpg

А конец прошлого года ознаменовался тем, что было анонсировано требование по получению рейтингов компаниями, которые хотят выступить в качестве эмитентов на облигационном рынке. С 1 октября 2020-го года оно вступает в силу. И вот эти события наиболее кардинальным образом повлияли на рынок.

— Существует три вида поддержки эмитентов ВДО: Минэкономразвития — это субсидии, Корпорация МСП — это поручительство и гарантии, а МСП Банк — это организатор, выкупающий на себя определенный объем и выступающий якорным инвестором. В чем плюсы и минусы участия всех этих институтов для эмитента, что лучше?

— Что лучше, молоток или яблоко? У всех участников работы на облигационном рынке абсолютно разное участие и разный продукт. Если это Минэкономразвития, то это субсидирование понесенных расходов. Вы понесли расходы при выпуске облигаций, собрали документы, отправили на рассмотрение. После этого вам вернули деньги.

Если мы берем Корпорацию МСП, то это гарантии и поручительства по отношению к конкретному выпуску. Плюс ее участия в том, что эмитент получает автоматически присвоенный выпуску рейтинг Корпорации, и он достаточно высокий. АКРА присвоило Корпорации МСП кредитный рейтинг AAA(RU), прогноз «Стабильный». В этом случае облигации компании могут сразу покупать институциональные инвесторы.

Что касается МСП Банка, то он выступает в качестве якорного инвестора, готового выкупить до половины выпуска, но не более 200 млн рублей. Следовательно, максимальный выпуск может быть 400 млн. В чем плюс: компания, выпускающая облигации с участием МСП Банка, получает себе в партнеры стабильный финансовый институт, имеет покупателя на сумму, равную до половины объема выпуска, и получает дополнительную маркетинговую составляющую за счет кампании, проводимой Банком в различных регионах России.

graf-1.jpg

И потом, МСП — это банк, специализирующийся на кредитовании малого и среднего предпринимательства, там работают специалисты-аналитики, которые, проводя анализ финансово-хозяйственной деятельности эмитента облигаций, разбирают компанию по косточкам. И для остальных участников рынка это — некий индикатив. Инвесторы будут охотнее покупать облигации данного эмитента.

— Со стороны эмитента и инвесторов интерес понятен. В чем интерес Корпорации и Банка?

— Не надо забывать, что МСП — это институт, созданный именно с целью развития малого и среднего бизнеса. А участие в облигационных выпусках — и есть развитие данных компаний и отрасли в целом.

И конечно же они получают доходы. Если вы зайдете на сайт МСП Банка, вы увидите, что у него достаточно много различных программ. По-моему, там максимальная ставка 7 или 8%. А тут они получают 13-15%, т.е. практически в два раза больше за ту же самую работу, которую они проводят при кредитовании.

— А не сложнее ли для банка организовать выпуск облигаций, чем просто выдать кредит?

— Подход к анализу потенциального эмитента и заемщика практически один и тот же, а доходность при покупке облигаций выше. Поэтому думаю, что облигационный рынок для них интересен.

Можно ставить вопрос залога, который банки не берут при эмиссии облигаций. Но тут я приведу слова одного из классиков банковского дела Ержана Нурельдаемовича Татишева, под руководством которого мне посчастливилось проработать в течение семи лет: «Банк — это не ломбард. Он должен анализировать финансово-хозяйственную деятельность предприятия, а не бегать потом по рынку, пытаясь реализовать залог».

Даже если у компании слабые финансы, но прекрасный залог, то у банка нет задачи изначально выдавать невозвратный кредит, чтобы потом через судебные иски и споры реализовывать данный залог. Задача банка — финансировать, получать проценты и возврат кредита. Но банки в основной своей массе об этом забыли, что в том числе способствует развитию рынка ВДО.

— «Универ» стал первым организатором, которого аккредитовала Корпорация МСП, какие требования к вам были?

— В основном были требования к самой компании, ее известности, наличию лицензий и т.д., а не условие за год принести столько-то сделок. Год назад, когда это начиналось, не было ориентира, сколько должно быть сделок, какой план, как это будет работать и т.д. Во всяком случае нам такие планы не ставили.

Тут очень тонкий момент: выпускает облигации не «Универ» или другая брокерская компания. Их выпускает эмитент. И если он хочет идти в Корпорацию МСП или МСП Банк, он идет. Мы ему, конечно, можем предлагать, показывать плюсы, но, если эмитент не хочет туда идти, он никогда не пойдет.

— Корпорация МСП в этом случае привлекает организаторов для того, чтобы более качественно и многогранно проводить анализ или чтобы просто привлекать клиентов для себя?

— Анализ они и сами хорошо проводят. Мы для них — точки продаж.

— Рейтинги и Минэкономразвития — это первый шаг со стороны регулятора и государства, который приведет к тому, что институциональные инвесторы появятся на рынке?

— Это шаг в развитии рынка в целом и приведении его к стандартам деятельности.

— Институционалам будет интересен этот рынок в ближайшей перспективе?

— Если будут изменены резервные требования со стороны регулятора, тогда это будет более интересно институциональным инвесторам. В противном случае интерес будет слабым.

Зачем, например, банку покупать облигации компании третьего эшелона и за счет такой покупки снижать капитал на размер купленных облигаций? На это пойдут только игроки с большой достаточностью капитала.

— Слишком высокие риски?

— Резервные требования слишком высокие. Банки и фонды, может, и рады бы купить ту или иную облигацию, но из-за требований, которые предъявляет регулятор, не могут этого сделать.

— Какие требования вы как организатор предъявляете к эмитентам, когда занимаетесь сектором ВДО? Что для вас значимо, а что — нет при оценке бизнеса?

— Есть требования, определенные биржей, есть правила листинга, и мы прежде всего начинаем с них. Это минимальный объем выпуска, срок жизни компании, объем ее годовой выручки, соотношение долг/EBITDA, текущая прибыль, капитал компании и т.д.

Во-вторых, мы анализируем отрасль, стараемся не работать с рискованными отраслями. Я считаю, что данный рынок нацелен на развитие компаний производственного либо торгового сектора, в меньшей мере финансового.

Мы проводим полноценную оценку финансово-хозяйственной деятельности предприятия. И на ее основании смотрим, сможет ли в будущем компания вернуть долг и расплатиться с инвесторами. При этом хочу сказать, что воронка продаж очень широкая. Из 50-ти компаний, которые приходят ко мне на переговоры, одна или две доходят до биржи.

— Компании приходят к вам сами или вы их ищете?

— Абсолютно по-разному. Мы состоим в различных ассоциациях и посещаем мероприятия, проводимые и ТПП, и РСПП, и банковскими ассоциациями, и потенциальными эмитентами. Это активный поиск клиентов. Эмитенты приходят к нам через сайт и биржевые форумы.

— У вас есть достаточное количество общих выпусков с «Септемом», отличаются ли ваши подходы к оценке эмитентов?

— У нас пересекается понимание финансов компаний. Мы сотрудничаем не только с «Септемом», но и с другими брокерскими компаниями, а они в свою очередь сотрудничают с нами. Совместные продажи и участие в качестве соорганизаторов расширяют общие возможности.

— Каких эмитентов следует ждать от «Универа»? Много ли новых имен?

—Имен много, но все зависит от возможностей рынка в целом. За прошлый год мы приняли участие в 17 выпусках общим объемом 1,35 млрд рублей и 7 млн евро.

Я думаю, что в этом году мы переступим планку в 2 млрд. Но я вам не буду раскрывать имена своих эмитентов, пока их программы и выпуски не зарегистрированы биржей. Делать это в силу законодательства запрещено.

— А какие отрасли?

— Это промышленные и торговые предприятия из числа субъектов МСП и крупного бизнеса. Скоро вы сами об этом узнаете.

— Почему вы не работаете с застройщиками? Это принцип или случайность?

— Наверное, пока мы не видели интересных застройщиков. Менялось законодательство, был переход на эскроу-счета. Идет переходный период, рынок не стабилизировался. И мы пока наблюдаем за ним. Вы же имеете в виду именно тех, кто строит жилые дома?

— Да.

— Для нас более интересен рынок строительства чего-то другого. Лофты, промышленные предприятия, котельные. Постепенно дойдем и до других сегментов.

— В вашей практике есть совместная работа с «Септем Капитал» над подготовкой к размещению дебютного выпуска облигаций высокотехнологичной компании «С-Инновации». Не рассматриваете такие компании специально в качестве своих клиентов?

— Мы рассматриваем и такие компании тоже. Вопрос в другом, будут они выпускать облигации в данное время или не будут? Если бы я мог дать рекламу, что организовываю выпуски облигаций по ставке 10%, ко мне бы выстроилась очередь из ста компаний в день. Но я сделать этого не могу. Есть законодательные ограничения и ограничения рынка. Повторюсь: основной тормоз развития рынка — это его недостаточная известность.

— Есть в планах выйти за пределы третьего эшелона, например, перенести работу во второй?

— Мы не отказываемся от работы со вторым или первым эшелоном. Вопрос в том, готов ли конкретный эмитент работать с нашей компанией. Так что планы на такую работу у нас есть.

— Последний вопрос: на что обращать внимание частному инвестору при самостоятельном анализе объекта инвестирования?

— Допустим, я — мастер по ремонту самолетов, становлюсь инвестором кофейни. Что я там проанализирую? Чтобы быть профессиональным инвестором, мало разбираться в финансах, надо отрасли знать, потому что в балансе компании одной отрасли — одно хорошо, а другое плохо. А в балансе компании другой отрасли — совсем другие вещи. А если серьезно и у инвестора хватает времени и сил разбираться, то надо прежде всего анализировать финансы.

Для того и существуют аналитические обзоры, основываясь на которых инвестор либо начинает работать на облигационном рынке, либо нет.

А инвестору я хочу дать один совет: проводить разумную диверсификацию своих денежных средств. Это не связано с ВДО, а связано с рынком в целом. Не надо вкладывать все деньги в ВДО или в одну наиболее понравившуюся облигацию, даже с самой высокой ставкой.

— Классическое правило диверсификации — не класть все яйца в одну корзину.

— Это правильно, но почему-то все про это забывают и постоянно нарушают.

Найти похожее по тегам:

Выберите интересующие вас параметры:

Сбросить все

Комментарии (0)

Оставить коментарий

Возможно, вам будет интересно:

Портфели Boomin: обзор изменений за март

Портфели Boomin: обзор изменений за март

Наибольшее снижение рыночной стоимости показал портфель «Эксперт» (-3,6% от суммы инвестиций). Рыночная стоимость остальных портфелей находится ниже номинальной стоимости в среднем на 2,6%. Остальные изменения — в материале наших аналитиков.
Исторический разворот: как торговались высокодоходные облигации в марте

Исторический разворот: как торговались высокодоходные облигации в марте

Доходность около 20% становится новой реальностью вместе с котировками ниже номинала. Сохраняйте инфографику в архивы — прошедший месяц стал переломным событием для рынка. Дальше остается только наблюдать.

Популярные бизнес мнения

Разбор годовых отчетов МФО: кто и что скрывает за цифрами отчетов

Начинается сезон годовых отчетов. Большинство МФО, облигации которых размещены на Московской бирже, уже раскрыли свои балансы, за исключением разве что Кармани. Посмотрим на их отчетности в деталях.

Эзопов язык Банка России

По итогам пятничного заседания Банка России состоялась пресс-конференция главы ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной. Примечательно, что на жакете главы Банка России красовалась брошь в виде неваляшки.

Популярные события:

«ТаксовичкоФ», «НЗРМ», «Нафтатранс плюс» и «ПЮДМ» — о мерах адаптации в режиме самоизоляции

Продолжаем серию публикаций, посвященных работе эмитентов «Юнисервис Капитал» в условиях пандемии коронавируса. На прошлой неделе мы выяснили, что Kuzina выдает заказы с собой, KISTOCHKI приостановили работу в Санкт-Петербурге и Москве, а сеть lady & gentleman CITY делает продажи через интернет-магазин. Как новый режим самоизоляции повлиял на другие отрасли?

ВДО в разнообразии: размещение, ОСВО и оферта

«Ломбард «Мастер» установил ставку купона облигаций на первый год обращения, владельцы облигаций «Соломенского лесозавода» определили представителя владельцев, «Дэни колл» готовится к проведению четвертой оферты.